Официальные извинения    4   7217  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    97   14848  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    622   37827 

Как активизировать развитие науки

1. Рынок и централизм

Спор о сравнительной эффективности рыночной и централизованно управляемой экономики длится не один десяток лет. В нем важно раскрыть весь спектр возможностей этих моделей в решении задач, стоящих перед человеческими обществами. В этой связи полезен совет Э.В. Ильенкова: "Наиболее перспективным способом решения любой научной проблемы является исторический подход к ней" [ 4. С. 12 ].

При рассмотрении практики использования этих моделей в исторической ретроспективе на поверхность всплывают их ранее не заметные свойства. Так, представление о том, что модель централизованного управления деятельностью людей была создана в России Советской властью, свидетельствует только о плохом знании истории. Ведь модель централизованного управления большими массами людей известна с самых ранних периодов исторического развития. Кроме того, различные модели предназначены для решения разных задач. У рыночной экономики - одна сфера применения, у централизованно управляемой экономики - другая. Эти модели не взаимозаменяемы, у каждой имеется своя область применения.

Первой сферой деятельности, потребовавшей отхода от индивидуального, самостоятельного управления деятельностью человека, стало военное дело. Первоначально толпа воинов одной стороны шла в атаку на толпу таких же воинов другой стороны. Затем возникла организация войск, разбивка их на отдельные подразделения, специализация этих подразделений на отдельных приемах и методах ведения боя. Появилась стратегия войсковых операций и тактика боевых столкновений.

Военная практика показала, что при централизованном руководстве армией эффективность оказывалась на порядок выше, чем при спонтанном столкновении вооруженных толп.

Второй сферой деятельности, потребовавшей отказа от самостоятельного определения людьми своих действий, стали мелиоративные работы в Древнем Египте и Вавилоне. Централизованное управление ими многие ученые называют азиатским способом производства.

В средние века человечество столкнулось с необходимостью централизованного управления уже не физической, а интеллектуальной деятельностью людей: понадобилась разработка новой мировоззренческой системы, которая смогла бы стать идеологической основой для формирования новой организации средневекового общества.

На первый взгляд разработка такой организации общества может показаться вопросом второстепенным и не заслуживающим особого внимания. Но в условиях средневековой Европы от решения этого вопроса зависело, сохранятся ли европейские народы или они будут покорены и ассимилированы.

Пока Европа представляла собой сплошные лесные массивы, у ее жителей не было потребности менять своей образ жизни. Люди постепенно вырубали леса и обрабатывали освободившиеся пустоши. С увеличением сельхозпродукции росло и население. Государства приобретали возможность снаряжать большее число воинов. Так продолжалось, пока основная часть лесного массива не была превращена в сельскохозяйственные угодья.

Когда экстенсивное развитие экономики Европы завершилось, угроза завоевания резко возросла. Выход состоял только в переходе к интенсивному пути развития, которое тогда могло быть обеспечено только отделением ремесла от сельхоздеятельности и переходом к мировой торговле ремесленной продукцией. Это должно было привести к возникновению большого числа ремесленных центров и городов.

Многие ошибочно считают процесс урбанизации спонтанным и спокойным, так как не учитывает противоречия интересов в феодальном обществе.

В средние века феодалы мало зависели от монарха. Он мог призвать их для воинской службы, но не жестко ограничить их поведение в мирной жизни. У него не было возможностей привести их поведение феодалов к норме, необходимой для развития страны. Поэтому феодалы часто воевали друг с другом и все, что попадалось им под руку, считали своей добычей. Кроме феодалов, в лесах и на дорогах свирепствовали банды разбойников. Это делало невозможным возникновение ремесленных центров и ремесленных городов: они сразу же становились объектами грабежа.

Чтобы ремесленные центры и города могли развиваться, население Европы должно было поменять свое сознание: должны были возникнуть новые ценности и нравственные ориентиры. Народ должен был согласиться на значительное ужесточение королевской власти и власти католической церкви. Для этого надо было навязать народу новую институциональную систему.

В средневековый период ни одному государству в мире не удалось преодолеть вольницу феодалов и создать большое число ремесленных городов. Это удалось сделать только в государствах Европы. В других феодальных государствах города возникали только вокруг ставки монарха или его наместника. Без войск монарха или феодала город быстро становился добычей каких-либо лихих людей.

Создание в Европе институтов, обуздавших поведение людей, оказало ключевое влияние на развитие человечества. С этого момента оно вырвалось из заколдованного круга, по которому было вынуждено ходить не одно столетие. Население Европы стало сильно отличаться от населения всего остального мира. Началось движение к новому капиталистическому способу производства и подчинение всех других государств своим экономическим и политическим интересам.

Во всех социальных слоях страх перед совершением греха стал мощным стимулом, серьезно ограничивающим разбой и насилие. Изменение общественного сознания обеспечила новая мировоззренческая система, разработанная монахами в католических монастырях и учеными в университетах при этих монастырях. Интеллектуальная деятельность по разработке и формированию новой мировоззренческой системы нуждалась в централизованном управлении. Работу по координации этого сложного проекта взяли на себя высшие иерархи католической церкви.

Новую мировоззренческую систему можно было создать только при объединении и переработке всей суммы знаний, накопленной греческими и римскими учеными. Требовалось перевести большинство их трудов. Кроме этого, монахи католической церкви занимались дальнейшим развитием астрономии, географии, математики, физики и других наук. Наибольший вклад в создание новой мировоззренческой системы внесли Августин, Ф. Аквинский, Д. Скот, И. Оккам, Н. Кузанский, Н. Коперник, Дж. Бруно, Г. Галилей, И. Ньютон, Т. Браге и другие теологи и ученые.

Многие из них, изучая данные эмпирических наблюдений и опытов, смогли продвинуть науку далеко за границы, очерченные католическими теологами. Общая парадигма нового католического мировоззрения не вмещала в себя эти новшества. В таких случаях иерархи католической церкви жестко отсекали все, что не вмещалось в "прокрустово ложе" одобренных ими знаний. Централизованная работа Католической церкви  заключалась и в ограничении исследований.

Напряженный труд теологов и ученых, растянувшийся на несколько столетий, завершился разработкой мировоззрения, которое легла в основу новой, жесткой институциональной системы, определив возможность возникновения и развития ремесленных центров и городов.

Урбанизация, развитие ремесла и мануфактуры изменило положение Европы в мире. Европейские государства за счет подъема производительных сил оказалась стали сами сильными и могущественными в мире. Европа надолго обезопасила себя от внешних угроз и сама начала захватывать другие государства. Таким образом, создание новой мировоззренческой системы католической церкви, а затем либеральной мировоззренческой системы привело к покорению европейцами всего мира и к возникновению больших колониальных империй.

Появление буржуазных государств позволило многим ученым самим зарабатывать на жизнь. Их уже не нужно было собирать в монастырях и заставлять работать над древними рукописями, проводить астрономические наблюдения, рисовать географические карты. У них появился материальный стимул для самостоятельной научной работы. Стремление к научным открытиям и инновационным достижениям вознаграждалось представителями класса буржуазии. Это время отличалось от современного этапа развития науки тем,что фундаментальная и прикладная науки еще не были сильно разделены: один и тот же ученый мог вполне успешно работать в фундаментальной и в прикладной науке. Кроме того, научные исследования не требовали таких больших финансовых средств, как сейчас.

По мере развития науки стоимость научных исследований постоянно росла. Научное оборудование стало более сложным и дорогим, материалы для опытов требовались в больших количествах, и сами они обходились дороже. Появилась насущная необходимость в опытных производствах, испытательных полигонах, дорогостоящих обсерваториях, научных кораблях и т.д. Развитие производительных сил подошло к рубежу, за которым развитие науки, особенно фундаментальной, стало возможно только при участии государства.

Централизованного управления современной наукой требует не только само финансирование, но и выбор направлений исследований. Ведь удовлетворить все заявки ученых нельзя. Нужен отбор наиболее важных проектов.

Осуществить его может только специально созданная организация, укомплектованная ведущими учеными. Она же должна контролировать эффективность научных коллективов. Таким образом, она должна осуществлять централизованное управление деятельностью всех научных организаций страны.

Сам процесс развития науки требовал перехода ведущих государств мира к новым формам ее организации. Но в начале XX века в мире существовали только феодальные и буржуазные государства. Они не могли создать организацию по управлению всеми фундаментальными исследованиями в стране, финансировать все эти исследования и обеспечить развитие современной науки необходимыми средствами и материалами. Они могли это сделать в малых масштабах, но современный этап развития науки требовал развернуть этот процесс в масштабах, затрагивающих значительную часть экономики страны.

Такое государство было создано в России после Октябрьской революции 1917 года. Народное хозяйство СССР предполагало совсем иное распределение совокупного общественного дохода, чем в капиталистических государствах. Устранялись все расходы буржуазии, идущие на роскошный образ жизни, и инвестиционные ошибки, допускаемые нерадивыми предпринимателями. Вся прибыль, прежде направляемая на обеспечение роскошной жизни буржуазии и аристократии, теперь шла на развитие науки, производства и удовлетворение социальных и материальных потребностей трудящихся.

Именно в этом состояла сущность нового способа общественного производства, который был построен в СССР. Наука и промышленное производство в СССР стало развиваться намного быстрее, чем в странах Запада. При социализме все развитие общественного производства было подчинено тем планам развития народного хозяйства, которые были разработаны учеными и работниками плановых органов. Их отличительной особенностью была комплексность и нацеленность на достижение наиболее важных народнохозяйственных результатов и обеспечение обороноспособности.

После прихода к власти Н.С. Хрущева экономическая ситуация начала ухудшаться. Хотя экономическая система Советского государства была более прогрессивной, чем капиталистическая, она стала пробуксовывать из-за некомпетентного управления экономической системой.

В Советском Союзе развитие технических и естественных наук продвинулось далеко вперед. Но науки, исследующие общество, практически не развивались. Увеличивающийся разрыв между развитием технических и общественных наук привел к коллапсу институциональной организации СССР. Началось все с больших сбоев в экономике. Некомпетентный и непрофессиональный кадровый состав руководителей не справился с управлением народным хозяйством. Поэтому правительство СССР стало постепенно переходить к рыночным механизмам управления экономикой. Это было отступление от х позиций, которые обеспечивали Советскому Союзу ведущее место в научно-технической гонке

Для мира основная потеря от отказа СССР от управления своей наукой состояла в том, что единственный "генератор" фундаментальных знаний прекратил свою работу. Это отразилось на режиме функционирования всей мировой экономики. Для нее Советский Союз выполнял эксклюзивную функцию, которую ни одна другая страна выполнить не могла: он обеспечивал развитие фундаментальной науки. Потерю такой страны заменить было нельзя. Прикладная наука, исчерпав наработанный ранее запас фундаментальных знаний, также стала останавливаться.

В результате исчезновения источника поступления новых фундаментальных знаний вся мировая экономика стала постепенно переходить к экстенсивному способу экономического развития. 

Для крупных корпораций Запада этот переход стал сигналом о том, что расходы, направляемые ими на развитие науки, могут быть существенно сокращены. Те средства, которые прежде направлялись на развитие науки и инноваций, теперь могли пойти на увеличение доходов акционеров. А работа менеджеров больших компаний уже не требовала того напряженного труда, как раньше: у крупных корпораций не стало сильного конкурента, который заставлял их развивать науку и инновации.

Сокращение расходов корпораций на научно-техническое развитие привело к свертыванию всей сферы мировой экономики, связанной с развитием науки и с созданием новых инновационных технологий. Это неизбежно ведет к остановке и закрытию многих производств, специализирующихся на обслуживании науки, сокращению рабочих мест в мировой экономике и усилению бедственного положения развивающихся стран. На фоне безработицы в мире стали нарастать межнациональные конфликты, усиливаться регионализация, расти разрыв в уровне жизни в развитых и развивающихся странах.

Приостановить развитие негативных событий в мире способно только восстановление утраченных темпов развития НТП. Для этого надо обеспечить развитие фундаментальной науки. Создать условия, при которых современная фундаментальная наука снова смогла бы начать развиваться, чрезвычайно сложно. Для этого необходимо обеспечить регулярное и крупное финансирование всего комплекса отраслей экономики, необходимых для нормального функционирования фундаментальной науки.

Лишь немногие государства могут обеспечить развитие фундаментальных наук. Но, даже обладая таким потенциалом, они не смогут продвинуть вперед развитие фундаментального знания, пока не разработают институциональную систему, способную создать условия для нормального функционирования такой деятельности. А чтобы была создана такая институциональная система, надо раскрыть ошибки, которые были допущены при ее формировании в СССР.

 

Почему в Советском Союзе компетентные кадры не проходили во власть 

 

Целью установления институционального механизма является создание условий для выработки наиболее верного решения по какому-либо вопросу. Монархия – механизм принятия решений профессионалом. Демократия – механизм, обеспечивающий подчинение меньшинства большинству людей, участвующих в принятии решения.

Демократия сменяет монархию при усложнении управления. Она эффективнее монархии, если принятие решения так же осуществляется профессионалами. Но она становиться менее эффективной, если профессионалов подменяют некомпетентные люди.

Если люди во власти стремятся к эффективном управлению страной, никто из них не будет подрывать эффективность демократии. Но, если их цель - сохранение власти, они будут стремятся ухудшить конструкцию механизма демократического принятия решений.

В истории в основном использовались два изменения в конструкции демократической избирательной системы: устранение из числа выборщиков профессионалов и разбавление их некомпетентными людьми.

В Советском Союзе при выборах генерального секретаря Коммунистической партии и при выборе членов ЦК применялся первый вариант манипуляции. Избирателями высшего партийного начальства могли быть только члены партии. Уловка состояла в том, что в нее принимались не все разделяющие ее цели. При приеме в партию действовал отбор по фактору наличия высшего образования. Если у человека не было высшего образования, его принимали в партию. Если у человека было высшее образование, то путь в партию для него был закрыт. Конечно, небольшой процент людей с высшим образованием попадал в лимит, определенный высшим партийным руководством, но он принципиально ничего не менял.

Предлог для подобного отсева был благообразный, но чрезвычайно лицемерный. Считалось, что борьба классов должна обостряться, и поэтому в партии должны преобладать пролетарии и крестьяне. Сохранение этой доктрины в качестве регулятора партийной жизни обуславливалось лишь выгодностью партийному начальству. Высшие иерархи коммунистической партии давно уловили, что людьми с низким образованием намного легче манипулировать, чем грамотными и компетентными специалистами. Поэтому интеллигенция в ряды КПСС допускались в очень ограниченном числе.

Метод устранения этого недостатка в выборном демократическом механизме был невероятно прост. Надо было лишь разрешить создание других политических партий. Тогда для КПСС исчез бы смысл в ограничении численности. Каждая партия стремилась бы к объединению в своих рядах максимального числа граждан. И только конкретные результаты выборов могли бы свидетельствовать о том, какой политической партии народ доверяет в большей мере, а какой – в меньшей мере.

В 1990-х годах в странах СНГ появились многопартийные системы, но это не принесло положительных результатов. В высшие властные органы снова стали проходить только те люди, которые были рекомендованы прежней властью. Выскочив из одной ловушки в конструкции избирательной системы, народы СНГ сразу же попали во вторую ловушку деформированной избирательной системы.

Она состояла в том, что выборы высшего руководителя осуществлялись не партиями, победившими на выборах, а всем народом страны. Это означало, что выбор на основе борьбы людей, имевших компетенцию и профессионализм, подменялся выбором главы государства людьми, большая часть которых не могла отнестись к нему с необходимым знанием дела. Всем общественным сознанием народа манипулировать намного легче, чем той частью общества, которая посвящает свою жизнь изучению общественных наук и делами доказывает свою приверженность определенной идеологической системе.

На высший пост в государстве должен проходить человек, выдвинутый политической партией, которая смогла бы набрать наибольшее число голосов рядовых избирателей. Тогда прежний руководитель не имел бы возможности привести к власти своего человека. Это могла бы сделать только победившая политическая партия.

Эффективность выборной системы определяется только компетентностью избирателей. При расширении числа выборщиков она снижается. Г.В.Ф. Гегель еще в начале XIX века  писал: "… предположение, согласно которому только народу присущи разум, понимание и знание того, что справедливо, оказывается опасным и неправильным, потому что всякая часть народа может объявить себя народом, а вопросы, касающиеся государства, являются предметом культивированного познания, а не народа." [ 2. С. 517 ]

Исходя из практики и той пропаганды, которую проводит каждая отдельная политическая партия, люди способны достаточно верно определить, на какую из политических партий им можно рассчитывать в своих стремлениях к лучшей жизни. Большего от народа требовать не нужно. Поэтому всенародное голосование необходимо только при прохождении партий в парламент. Решение всех остальных задач, связанных с управлением государством, должна взять на себя та партия, которая сумеет победить на всенародных выборах и составить большинство в парламенте.

Таким образом, основной причиной низкой эффективности Советского государства были деформации в избирательной системе. Сейчас основная причина неэффективности выборной системы - избирательная система, исключающая партии из процесса избрания президента страны.

Вместе с тем, большим упрощением было бы предположение о том, что устранение этих недостатков позволит сформировать эффективную систему управления. Как показывает практика, выполнение только этих условий совершенно не достаточно для эффективности системы управления. Значит, есть еще хотя бы один фактор, определяющий эффективность госуправления.

При его раскрытии полезно вспомнить Г.В.Ф. Гегеля, который, характеризуя упрощенное представление о различных жизненных процессах и явлениях, указывал, что само бытие людей всегда ощущается непосредственно. Поэтому при решении сложных задач следует не ориентироваться на него, а стремиться к раскрытию глубинных причин рассматриваемых явлений. Он писал: "так как знание хочет познать истинное, …то оно не ограничивается непосредственным и его определениями, а проникает через него, исходя из предположения, что за этим бытием есть еще что-то иное, нежели само бытие, и что этот задний план и составляет  истину бытия… Только тогда, когда знание из непосредственного бытия углубляется внутрь, оно через это опосредствование находит сущность" [ 3. С. 7 ].

Мало иметь правильную избирательную систему: гораздо важнее иметь состав руководящих кадров, из которого можно будет осуществить выбор. Экономисты об этом не говорят, так как этот вопрос далек от экономики. Политологи - потому, что в либеральной теории человек находится в центре вселенной. Утверждать, что обычный человек может не справиться с управлением государства, воспринимается как желание обидеть его и считается недопустимым. Ни у каких людей не должно быть преимуществ перед другими людьми, так провозглашает либерализм. Будет человек образован или он будет не очень образован, имеет он опыт работы или у него нет такого опыта работы, права на занятие высших постов в государстве у всех людей должны быть равными. На том стоит и стоять будет современный либерализм.

Другими словами, никто не занимается проблемой увеличения или сокращения в различных странах доли населения, обладающих передовыми способами мышления. Между тем без ее увеличения никакого прогресса в развитии науки, техники и экономики никогда не будет.

 

3. Новые способы мышления и их формирование

 

Способ мышления ни в коем случае не является физиологическим или психическим свойством человека. Это инструмент, приобретенный обществами в ходе их истории, при помощи которого они организовывают процесс своего производства. Поэтому эта особенность человеческих обществ не имеет отношения к расовым теориям.

Этот инструмент человеческой деятельности отличается от всех других средств производства. Он имеет идеальную природу в том смысле, что он не является материальной субстанцией. Способ мышления относится к объектам, характеризуемым как объективно существующее идеальное, создаваемое людьми в своем общественном сознании. Человек осваивает определенный способ мышления и тем самым внедряет его в свое индивидуальное сознание, но при таком способе присвоения этот способ мышления остается в целости и сохранности в общественном сознании определенного объединения людей. Чаще всего это объединение людей совпадает с их объединением по национальному признаку.

Способ мышления - такое же средство производства, как плуг, станок, теплоэлектростанция или атомный реактор. Те народы, которые владеют более совершенными средствами производства, способны в большей мере обеспечить себя всем необходимым, чем те народы, которые обладают менее совершенными средствами производства.

Человеческие общества разрабатывали способы мышления, которые были им необходимы для выживания. Каждое отдельное религиозное мировоззрение было создано на основе своего способа мышления. Поклонение тотемам или идолам, многобожье, единобожье, православие, ислам, католицизм, протестантизм - все эти мировоззренческие системы создавались на основе своих, отдельных способов мышления.

После протестантизма появился научный, метафизический способ мышления. Соответственно, возникло и метафизическое мировоззрение. В дальнейшем на основе метафизического способа мышления был создан новый научный способ мышления. Он получил название системно-диалектического.

Самое значительное преобразование в развитии способов мышления человеческих обществ произошло при переходе от религиозного к научному способу мышления. Основное отличие между ними состоит в методе, используемом для доказательства того или иного суждения. При религиозных способах мышления основным аргументом является ссылка на авторитет. При научных - результаты эксперимента или теоретическое доказательство, осуществленное по правилам логики. Историк Э.Ю. Соловьев по поводу отличия научного знания от донаучных представлений писал: "Наука приносит не знание вообще, а логически и эмпирически удостоверенное знание…" [5. С. 168].

Религиозный тип мышления свойственен не только верующим; он может быть освоен людьми, очень далекими от церкви. Так, им обладала большая часть коммунистов . В политических вопросах они ориентировались на мнение партийных вождей или на передовицы партийной печати. Навыками научного мышления они не обладали.

Во все времена подавляющая часть атеистов также обладала религиозным способом мышления. У них могло быть мировоззрение марксистского толка, но способ мышления оставался религиозным, усвоенным в раннем детстве и отрочестве.

Но почему способ мышления нельзя или очень сложно изменить во взрослом возрасте?

Способ мышления - это объединение понятий и категорий, которые составляют мировоззренческую картину мира человека. Их большую часть человек усваивает в детстве и отрочестве, вместе с усвоением родного языка. После своего взросления он не теряет способности к освоению новых понятий и категорий, но все новые понятия будут накладываться на систему уже сложившихся понятий. Если возникнет противоречие, новые понятия будут отвергнуты.

Все понятия, усваиваемые индивидуумом, должны образовывать единую, целостную систему; иначе человек приходит к психическому расстройству. Очень емко и подробно связь процесса усвоения понятий и возраста человека показано в известной книге выдающегося психолога Л.С. Выготского "Мышление и речь".

Научный способ мышления, как и религиозные способы мышления, формируются у человека в детстве и отрочестве. В языках европейцев имеется много понятий, выведенных и конкретизированных на основе научного способа мышления. Научный способ мышления формируется и в результате специальных программ образования, на основе которых детям преподают в школе и вузах.

Рассмотрим, как философы характеризуют и определяют такую идеальную субстанцию, как понятие. "Понятие – это одна из форм отражения мира в мышлении.  С помощью этой формы познается сущность явлений, процессов, обобщаются их сущностные стороны и признаки. Понятие – продукт исторически развивающегося познания, которое, поднимаясь с низшей ступени на высшую, резюмирует добытые результаты во все более глубокие. Понятие совершенствует, уточняет старые и формулирует новые понятия. Поэтому понятия не статичны, не окончательны, а находятся в состоянии развития. Они прогрессируют в сторону адекватного отражения действительности"[ 7. С. 321 ].

При осознании роли такого специфического средства производства, каким являются научные понятия, становится понятным, почему развитие современной науки происходит лишь в нескольких государствах. Важнейшее значение для развития науки имеет количество научных понятий, разработанных в языках народов мира. В этом отношении самыми богатыми являются русский, английский и немецкий языки. В них имеется наибольшее число разработанных научных понятий и категорий. Это обуславливается тем, что волею судеб английский и русский народы на протяжении последнего тысячелетия находились в эпицентре всех главных событий мировой истории. Им народам пришлось многое претерпеть для того, что бы сохраниться и выжить.

Количество наработанных в языках этих народов понятий и точность в отражении этими понятиями явлений объективной реальности говорит о том великом напряжении сил, которые были проявлены этими народами в их бурной истории. В периоды особых испытаний и тревог и складываются условия, при которых люди начинают продвигать развитие науки, создавать новые понятия и категории.

Сторонники либерализма и мультикультурализма считают, что выравнивание возможностей развивать науку для людей разных национальностей не требует больших усилий. По их мнению, надо лишь перевести научные понятия, наработанные передовыми народами, на языки отсталых народов, и тогда все возможности выровнятся. Подобный метод совершенно не состоятелен.

В Советском Союзе подобное решение этого вопроса не принесло положительных результатов. Ведь сложные, научные понятия невозможно перевести с одного языка на другой. Каждое сложное понятие раскрывается в пределах своего родного языка многими другими понятиями, объясняющими его. Последние понятия, раскрывают свое содержание и становятся понятными также через оперирование еще одним этажом сложных понятий. Получается, что при переводе научных понятий на другой язык надо необходимо перевести и огромное число других понятий, которые объясняют и раскрывают его содержание.

Поэтому перевод сложных понятий, выработанных на одном языке, на другой язык чаще всего невозможно. Это обусловлено разным пониманием представителями разных народов одних и тех же процессов и явлений. Очень часто одни и те же явления при различном воспитании людей воспринимаются ими совершенно по-разному. Причем прийти к общему пониманию одних и тех же понятий они никогда не смогут. Немецкий философ Ханс Георг Гадамер пишет: "Чем восприимчивее наше историческое сознание, тем острее воспринимает оно непереводимость чуждого. Тем самым, однако, единство слова и реальности становится для нас чем-то вроде герменевтического скандала. Как вообще можем мы понять чуждое нам предание, если мы подобным образом замкнуты в том языке, на котором мы сами говорим?" [ 1. С. 468 ]. Это самое трудное препятствие для развития науки в развивающихся странах.

Обеспечить технологическое и экономическое развитие государства возможно при отсутствии деформаций в избирательной системе и при активной политике правительства, направленной на освоение людьми самых передовых способов мышления. Надо разработать и принять комплекс мер по увеличению в обществе доли населения, которая обладала бы навыками не религиозного, а научного способа мышления. Принятие таких мер должно оказать на мотивацию людей воздействие, при котором, они будут заинтересованы в приобретении новых знаний и в повышении своего профессионализма.

Мотивация, направленная на приобретение знаний и на повышение уровня профессионализма, формируется правильной социальной стратификацией. Если государство сможет устранить деформации и сформировать правильную социальную стратификацию, то поведение людей будет таким, какое необходимо для успешного развития страны. Иначе поведение людей станет главным препятствием прогрессу.

Социальная стратификация может быть правильно настроенной, незначительно деформированной и деформированной очень сильно. Оценка ее состояния определяется балансом между социальной значимостью различных видов трудовой деятельности людей и тем местом в социальной стратификации, которое они занимают.

Правильная социальной стратификации - пирамида из социальных ниш. На самом верху расположены социальные страты, объединяющие людей с самыми сложными видами трудовой деятельности (ученые, менеджеры крупных корпораций, президенты государств). Рядовые социальные страты заполняются людьми, выполняющими простые виды трудовой деятельности. Средние социальные страты занимают работники, выполняющие трудовую деятельность со средней степенью сложности. Такая структура складывается при соответствии доходов работника сложности выполняемой им работы.

Так, при феодализме наиболее высокие стратификационные ниши занимали рыцари, являвшиеся феодалами и составляющие войско монарха. При капитализме их стали занимать руководители крупных компаний. При социализме, в его "золотые годы", верхние ниши стратификационной структуры общества занимали партийные лидеры, академики, конструкторы, чиновники высокого уровня и другие люди, выполнявшие сложные виды трудовой деятельности.

Сейчас самыми нужными людьми, приносящими наибольшую пользу обществу, также являются крупные ученые, конструкторы, чиновники высокого ранга.

А рыночная экономика в странах СНГ возносит на вершину социальной стратификации людей, занимающихся совсем другими видами деятельности, чем необходимые для развития наукоемкого производства. На вершине социальной стратификационной лестницы оказались чиновники, руководящие государственными корпорациями, знаменитые артисты, популярные спортсмены, работники сферы услуг. Там нет ученых, конструкторов и инженеров.

Под воздействием деформированной социальной стратификации у людей формируется мотивация, не предполагающая служение науке, а предполагающая работу в сфере услуг, малого бизнеса, в госструктурах или эмиграуию.

Устранить деформации социальной стратификации можно только переходом государства от рыночной модели к модели централизованного управления развитием науки и экономики. Совершенно не обязательно национализировать все средства производства, как в СССР; достаточно налоговых мер, не позволяющих частным собственникам пользоваться прорехами в законодательстве.

Частный собственник может оставаться владельцем своего капитала и руководить своим предприятием. Важно не то, является он собственником или наемным менеджером, а то, что его хозяйственная деятельность будет находиться в рамках закона, и он будет платить соответствующие налоги.

Регулировать социальной стратификацию с точности, которую требует современная экономика, возможно только при централизованном управлении народным хозяйством страны. Оно должно быть подчинено формированию необходимой трудовой мотивации у населения. В прежние времена социальная стратификация не регулировалась специально, она устанавливалась спонтанно, под воздействием стихии рыночных сил. Этот порядок ее формирования безвозвратно канул в Лету.

Сейчас целенаправленное регулирование социальной стратификации - основной рычаг формирования мотивации людей в направлении, необходимом для развития общества. Иначе рынок начнет формировать мотивацию, вынуждающее общество Рыночное регулирование наглядно демонстрирует, что наиболее коротким путем к личному благополучию является обман и другие нетрудовые пути приобретения богатства.

Большое значение для формирования у людей передовых способов мышления имеет также работа государства и политических партий над содержанием учебных программ школ и вузов. Над их содержанием должны работать не чиновники министерств, а специально для этого созданные научно-исследовательские центры, подчиненные госслужбам, ответственным за развитие науки и техники.

 

Литература:

1. Гадамер Х.Г. "Истина и метод: Основы философской герменевтики"; Москва: Прогресс; 1988 год; стр.704.

2. Гегель Г.В.Ф. "Феноменология духа. Философия истории"; Москва: Эксмо, 2007 год; стр. 880.

3.  Гегель Г.В.Ф. «Наука логики». В 3-х т. Т.2, Москва, «Мысль», 1971 год; стр. 248.

4. Ильенков Э.В. "Диалектическая логика: Очерки истории и теории" – 2-е изд., доп.; Москва; Политиздат, 1984 год; стр. 320.

5. Э.Ю. Соловьев "Прошлое толкует нас: очерки по истории философии и культуры."; Москва; Политиздат, 1991 год;  432 стр.

6. Убайдуллаев С.Н. "Экономические институты: возникновение и развитие",  г. Ташкент, Издательство "Истиклол", 2007 год ; стр. 152.

7. Философский словарь; Под редакцией М.М. Розенталя, Издание третье, Москва; ИПЛ; 1972 год; стр. 496.

комментарии - 0
Мой комментарий
captcha