Рубль — воин    0   1856  | Политэкономия финансового капитализма    1   1028  | Инновации и культура. Опыт Израиля    0   670 

Quo vadis?/Камо грядеши?

Формирование «российской нации». Проблемы и перспективы

 1  498

«Ликвидация»: судьба российского образования

 0  1937

В статье рассматриваются разрушительные последствия перестройки российской системы образования и подготовки кадров, осуществляемой в интересах транснационального инновационного бизнеса, ведущей к потере суверенитета и представляющей угрозу для национальной безопасности страны. Ликвидируя традиционную модель образования и связанную с ней систему научных исследований и замещая ее рынком инновационных образовательных услуг, Россию превращают в экспериментальную территорию, на которой обкатываются новейшие технологии глобального управлении.

«Liquidation»: The fate of the Russian education

The article deals with the devastating effects of the restructuring of the Russian system of education and training carried out in the interests of the transnational business innovation, leading to a loss of sovereignty and poses a threat to national security. By eliminating the traditional model of education and related systems research and replacing it markets innovative educational services, Russia is converted into experimental territory where tests latest technology of global governance.

Глобализация отчуждения: в поисках альтернативы

 1  1796

Показано, что альтернативы глобальной системы отчуждения лежат в пространстве социального творчества и прогресса культуры, что рождает энергию «разотчуждения». Анализ социокультурных практик СССР и постсоветской России выявляет примеры как деградации культурного потенциала, так и примеры социального освобождения и культурного развития. Доказано, что отказ от субъектного бытия человека в истории и культуре означает конец и истории, и культуры, а в итоге — и самого человека.

Globalization of alienation: In Search of an alternative

The article presents the alternatives to global system of estrangement which lie in space of social creativity and progress of original culture and because of that generate energy of “disestrangement”. The analysis of sociocultural practices in USSR and Post-Soviet Russia allows to allocate cases of degradation of country’s cultural capacity and, at the same time, cases of positive solution of such problems as social liberation and cultural development. The author concludes that rejection of subjective personal existence in history and culture actually means the end of both history and culture and, eventually, the end of the person.

Через 100 лет после Февраля. Рынок и демократия, капитал и свобода

 0  796

В статье в связи со 100-летием Февральской революции показано: тотальный рынок симулякров и гегемония корпоративного капитала подрывают демократию, насаждают манипулирование и политическое производство. Это не только завело поздний капитализм в тупик, но и спровоцировало поиск решения проблем на путях консерватизма, что ведет к регрессу. Предложена программа глубоких реформ, направленных на социальное освобождение.

In 100 years after February. The market and democracy, the capital and freedom

One hundred anniversary of February Revolution in Russia ones again rises questions of current interest. Is uprising from bellow, destroying dictatorship of an old regime, a step towards the socialist revolution and progress or a prototype of “color revolutions” that lead to chaos? Are democracy and freedom still in agenda or they are completely discredited by modern practices of manipulation and “democracy of cruise missiles”? Modern total market of simulacra and hegemony of corporate capital undermine democracy, implement manipulations and ”political production”. This type of political and economic system has led “late capitalism” to the dead-end and provoked inspiration of conservatism, which leads for this dead-end in the direction of regress. The article provides a program of radical reforms that will lead in the direction of social liberation. 

Эволюция понятия «патриотизм»: через прошлое к будущему

 8  2067

Рассмотрена эволюция понятия «патриотизм», проанализированы его этимология, содержание и значение с древности до наших дней, в том числе в истории России. Обращается внимание на толкование понятия «патриотизм» представителями не только различных эпох и народов, но и конфессиональных, политических и профессиональных сообществ. Утверждается, что патриотизм присущ всем сферам жизни общества и характеризует высший уровень духовно-нравственного развития личности, проявляющегося в ее активной самореализации на благо своего Отечества.

Evolution of concept “patriotism”: through the past to the future

Describes the evolution of the concept of “patriotism”, analyzes its etymology, content and meaning of this concept from antiquity to the present day, including Russian history. Also draws attention to the interpretation of the term “patriotism” is not only the representatives of the various eras and peoples, but also representatives of the religious, political and professional communities. In article affirms, that patriotism is inherent in all areas of a life of a society and characterizes a highest level of spiritually-moral progress of the person shown in its active self-realization for the blessing of the Fatherland.

Возможен ли долгосрочный прогноз? К вопросу о методологии прогнозирования развития международных отношений

 43  2272

Эволюция партизана как социально-политического феномена (К «теории партизана» К. Шмитта)

 59  2978

В статье выдвигается гипотеза, по которой партизан как социально-политический феномен возникает как один из вариантов решения частным лицом проблемы принятия политического решения в условиях правовой неопределенности на оккупированной территории. Такие критерии партизана, как теллуричность и политическая мотивированность образуют взаимосвязанную пару с отрицательной связью. Их соотношение определяет эволюцию партизана, к настоящему моменту прошедшую четыре стадии, которым соответствуют четыре типа партизан. Даны краткие характеристики каждого типа. Указаны принципиальные отличия партизана и террориста.

 Evolution of partisan as a kind of social and politic phenomenon (Concerning the “partisan theory” of K. Schmitt)

The article contains the hypothesis that the partisans as a kind of socio-political phenomenon is caused by an individual resolution for itself “problems of the decisionizm” - political answer in the context of legal uncertainty in the occupied territory. Criteria of a partisans, such as the partisans telluric and political motivation, form an interconnected pair of negative communication. Their ratio determines the evolution of the partisans. To date, they last four stages, which correspond to the four types of partisans. Given a brief description of each type. Shown fundamental differences partisan and terrorist.

О парадоксах перевоплощения тоталитарных идей

 21  2589

Антиэкстремистский дискурс – взбесившийся либерализм?

 16  2611

Обосновывается точка зрения, согласно которой антиэкстремистский дискурс является прямым результатом последовательного развертывания либерального дискурса. Либеральный дискурс предрасположен рассматривать себя как «норму», а всех своих оппонентов и врагов как «крайности». При отсутствии сильных оппонентов, как это произошло в России с начала 2000-х гг., эта предрасположенность породила антиэкстремистский дискурс. В дальнейшем, по мере изменений представлений о «норме», в рамках данного дискурса и сам либерализм начал восприниматься как «экстремистская идеология».

 An anti-extremism discourse – the enraged liberalism?

 The point of view according to which the anti-extremism discourse is a direct consequence of consecutive expansion of a liberal discourse locates in article. The liberal discourse is predisposed to consider itself as «norm», and all the opponents and enemies as «extremes». In the absence of strong opponents as it has occurred in Russia since the beginning of the 2000th, this predisposition has generated an anti-extremism discourse. Further, in process of changes of ideas of «norm», within this discourse liberalism has begun to be perceived as «extremist ideology».